В Монголии ширится и растет движение, которое, казалось бы, не должно было прижиться на этой земле, где количество голов скота превосходит число жителей в соотношении 14 к 1, а ежегодное потребление мяса на душу населения превышает 90 килограммов.

Первый вегетарианский ресторан под названием "Ananda’s Café" открылся в Монголии в 2006 году. Сегодня число подобных заведений в столице страны Улан-Баторе перевалило за 20. Встречаются они и на остальной территории страны. "Ananda’s Café" уже предоставляет такую услугу, как выездное обслуживание, а другой популярный ресторан, "Luna Blanca", начал продавать замороженные вегетарианские изделия в местных супермаркетах.

Вегетарианские рестораторы – это, главным образом, монголы. Многие из них являются последователями определенных духовных течений, которые под влиянием христианских и буддистских верований исповедуют вегетарианство. Некоторые из них являются приверженцами таких зарубежных сект, как индийская организация "Ананда Марга", а также полубуддистского вероучения Верховного Мастера Чинг Хай, проповедующей вегетарианство и веганизм.

Монголы обращаются к вегетарианству "главным образом по соображениям здоровья. А также медитации – они являются приверженцами этого течения", – объясняет бывший врач ООН Солонго (Solongo), которая, как и многие другие монголы, носит лишь имя, без фамилии и отчества. По ее оценкам, в целом по стране в Монголии насчитывается порядка 30-40 тысяч вегетарианцев, а это чуть более 1 процента населения. В Соединенных Штатах, по данным портала vegitariantimes.com, вегетарианцы составляют около 3 процентов взрослого населения.

Расширение торговли с Россией и Китаем, а также более активное использование Интернета, способствует повышению информированности в обществе об альтернативных диетах и питании, добавляет Солонго.

Вегетарианство набирает силу в стране как противодействие "чрезмерному потреблению мяса" большей частью монгольского населения, отмечает социолог и совладелица ресторана "Luna Blanca" Альтанзая (Altanzaya), причисляющая себя к последователям буддизма. "Наша цель – обеспечить людей вегетарианскими продуктами".

В отличие от остальной Азии, буддизм на монгольский лад не делает упора на спасении употребляемых в пищу животных. Возможно, это делается из прагматических соображений. Засушливая горная местность и кочевой образ жизни означают, что народ этой страны практически не занимался сельским хозяйством и питался по большей части мясомолочными продуктами.

Рацион с высоким содержанием белка поддерживал жизненные силы орд Чингисхана, кочевавших по белу свету восемь веков назад. Как отмечают историки, монгольские воины могли по нескольку дней кряду оставаться в седле, а для поддержания сил пили в пути кровь из шей своих скакунов.

Некоторые монголы считают, что мясо – это единственная настоящая еда. "Если нет мяса, мой отец не считает это едой. Если дать ему салатные листья, он спрашивает: "Я что, коза?" – рассказывает молодой сотрудник горнорудной компании по имени Долгор (Dolgor).

Главные продуктовые товары в Монголии не отличаются особенным разнообразием – это мука, рис и мясо, главным образом, баранина. По широко распространенному мнению, блюда, которые большинство монголов называют "национальными" – "буз" и "хушур" (похожие на манты изделия из теста с бараниной, приготовленные на пару или на сковороде), а также "цуйван" (домашняя лапша с мясом и овощами) – пришли в Монголию из Китая.

Помимо мяса – и даже больше, чем мясо – традиционный рацион монголов включает в себя молочные продукты. Молоко считается священным: каждое утро женщины в сельской местности и в городских домах делают подношения небесам, разбрызгивая из ковшика утренний чай с молоком на четыре стороны света. По словам Алтанзаи, одна из проблем нового вегетарианского ресторана в Монголии состоит в том, чтобы убедить людей, что в меню ресторана есть не только и не столько молочные продукты. Дело в том, что термины можно легко спутать: молочные продукты ("цаган иде"), как и вегетарианская еда ("цаган хул"), переводятся с монгольского как "белая еда".

Большинство новых вегетарианских ресторанов используют заменители мяса на основе сои для воспроизведения традиционных монгольских кушаний. Одними из самых популярных блюд являются вегетарианские "бузы" и "цуйван". Блюда на основе овощей менее распространены, за исключением заведения "Ananda’s Cafe", главными составляющими меню которого является разнообразное ассорти из овощей – цветная капуста, баклажаны, цуккини и тому подобное – которые здесь предлагают вегетарианцам, желающим разнообразить свой рацион.

Но зачастую оригинальность меню или отсутствие такового является не главным. "Чем больше мы заботимся об окружающей среде, других людях и животных, тем лучше мы себя чувствуем", – говорит Алтанзая.

Монгольским вегетарианцам часто приходится сталкиваться со скептическим отношением. "Многие люди считают нас сумасшедшими", – говорит Эрденчимег (Erdenchimeg), шеф-повар одного из заведений ресторанной сети "Loving Hut", принадлежащей Международной ассоциации Верховного Мастера Чинг Хай, проповедующей медитацию и молитву. Эрденчимег стала вегетарианкой в 2008 году, а в последние месяцы перешла на строгое вегетарианство – веганство. Все это, по словам женщины, она делает для того, чтобы сократить свое негативное воздействие на окружающую среду.

Преподаватель вуза в западной провинции Ховд, Джавхлан (Javkhlan), также пристрастился к вегетарианству полтора года назад, когда начал медитировать по методике Верховного Мастера. Он готовит тофу, порошковое соевое "мясо" и тот немногочисленный набор овощей, который можно найти в районном центре. Заменитель мяса не слишком хорош на вкус без приправ, но, по словам Джавхлана, он не скучает по мясу. "Я рад, что стал вегетарианцем. Состояние моего здоровья улучшилось".

И все же некоторые сотрудники вегетарианских ресторанов не целиком и полностью разделяют эту идею. Амармурун (Amarmurun) – официантка заведения "Stupa Café", входящего в состав международной организации тибетских буддистов под названием Фонд сохранения традиций Махаяны – робко признается: "Я люблю мясо. Я просто здесь работаю".

http://russian.eurasianet.org/node/31153