СЫРОЕДЕНИЕ

Объявление

Xinki

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » СЫРОЕДЕНИЕ » Cыроедение Палеолита/СЫРОМЯСОЕДЕНИЕ » Иосиф Сталин любил сырую рыбу - строганину.


Иосиф Сталин любил сырую рыбу - строганину.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

"Мы вместе ужинали мороженой рыбой. Я тут же строгал ее. Голову и хвост получал Тишка.(пёс)
Рыбу Сталин, как уже было сказано, сам добывал, запасая ее с теплых дней. Но и зимой приходилось пополнять запасы. В прорубях устанавливали снасти, вешками отмечая путь к ним. Однажды зимой он с рыбаками отправился проверить улов. Путь был не близкий - за несколько километров. На реке разделились. Сталин пошел к своим снастям. Улов был богатый, и, перекинув через плечо тяжелую связку рыбы, Сталин двинулся в обратный путь. Неожиданно завьюжило. Начиналась пурга. Мгла полярной ночи становилась непроницаемой. Крепчал мороз. Ветер хлестал в лицо, сбивал с ног. Связка замерзшей рыбы тяжелее давила на плечи, но Сталин не бросал ношу. Расстаться с ней - значило обречь себя на голод. Не останавливаясь, борясь с ветром, Сталин шел вперед. Вешек не было видно - их давно замело снегом. Сталин шел, но жилье не приближалось. Неужели сбился с пути?
И вдруг, совсем рядом, показались тени, послышались голоса;
- Го-го-го! - закричал он. - Подождите!.. Но тени метнулись в сторону и исчезли. Голоса смолкли. В шуме вьюги он только слышал, как ударялись друг о друга замерзшие рыбы за его плечами. Теряя силы, он все же продолжал идти вперед. Остановиться - значило погибнуть. Пурга все бушевала, но он упрямо боролся с ней. И когда казалось - надеяться уже не на что, послышался лай собак. Запахло дымом. Жилье! Ощупью добрался он до первой избы и, ввалившись в нее, без сил опустился на лавку. Хозяева поднялись при его появлении.
- Осип, ты? - Они в страхе жались к стене.
- Конечно, я. Не лешак же!
- А мы встретили тебя и подумали - водяной идет. Испугались и убежали..."

Источник - Анна Аллилуева "Воспоминания" - http://lib.thewalls.ru/alilueva.a/glava30-38.html#30

"И вдруг на пол что-то грохнуло. Это отвалилась ледяная корка, покрывавшая лицо Сталина. Так вот почему шарахнулись рыбаки там, по пути. Обвешанный сосульками, в ледяной коре, он показался им водяным, Да еще рыба, звеневшая за его плечами! Он не мог удержать смеха, глядя на остяков, смущенно окружавших его.
- Я проспал тогда восемнадцать часов подряд,- вспоминал он, рассказывая о пурге."

+1

2

Кремлевский повар Виктор Беляев: «Сталин не переносил запаха готовящейся еды — видимо, потому, что мать его была кухаркой»
Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ» (Москва)
26.10.2012

Накануне 95-й годовщины Октябрьской социалистической революции президент Ассоциации кулинаров России рассказал «ФАКТАМ» о приемах, которые устраивались в Кремле по случаю праздника
Праздник Великого Октября в Советском Союзе называли «красным днем календаря». После демонстрации люди собирались за столом дома или в гостях. Конечно же, устраивался большой прием и в Кремле.
О том, что ела и пила партийная элита страны, «ФАКТАМ» рассказал президент Ассоциации кулинаров России Виктор Беляев, работавший на кремлевской кухне с 1975-го по 1990 год, а затем на протяжении восьми лет занимавший должность генерального директора комбината питания «Кремлевский» Управления делами Президента Российской Федерации.
«Столы назывались „кораблями“. За каждым сидело человек пятьдесят»
— Праздник Великого Октября считался главным праздником страны, — рассказывает Виктор Беляев (на фото). — После демонстрации в Кремле устраивался большой прием, более величественный и богатый, чем по случаю Первого мая или Дня Победы. Седьмого ноября гостей угощали не только красной икрой, но обязательно и черной. Подавалась она в икорницах, которые мы делали изо льда. Это был адский труд. Паяльником приходилось выпиливать орнамент кремлевской стены. Лед таял в руках, и зачастую вся работа шла насмарку. Приходилось начинать все сначала. Икорницу изо льда затем погружали в отвар свеклы и таким образом придавали ей цвет рубиновых звезд.
Ассортимент блюд и напитков был шире, чем на первомайском приеме. На огромных мельхиоровых блюдах два повара вносили метровых осетров. Очень вкусными были закусочные поросята, фаршированные прокрученной свининой и курятиной с кедровыми орешками или фундуком. Чтобы поросенок блестел, его заливали холодцом. А потом еще и украшали маслинами, майонезом, свежими огурцами и помидорчиками.
Изумительными получались и целиком жареные поросята, которые подавались горячими и с хреном. Были и тетерева, и фазаны, украшенные перьями. Приготовить такую птицу — ювелирная работа. Тушка запекалась с яблоками или айвой и делилась на порции. А потом птицу «собирали» по эскизу. Каждое перо — золотистое, красное, синее — должно было попасть, как говорится, на свое место.
Очень хвалили гости и наши миниатюрные пирожки «на один укус» — с мясом, капустой, грибами, яблоками, брусникой. А на десерт подавали пирожные, клюквенный мусс, самбук, парфе... Столы ломились от изобилия!

*При Брежневе после приемов на столах оставалось много еды. Ею потом угощали сотрудников разных служб
— На сколько же человек обычно устраивали прием?
— Гостей было около тысячи. Приглашались все лидеры социалистических стран. Из ГДР приезжал Эрих Хоннекер, из Венгрии — Янош Кадар, Румынию представлял Николае Чаушеску, Болгарию — Тодор Живков, с Кубы прилетал Фидель Кастро. А из капиталистических государств прибывали генеральные секретари коммунистических партий. Конечно же, приглашались и руководители союзных республик.
Столы назывались «кораблями». За каждым сидело человек пятьдесят. Сервировать их было непросто. Чтобы соблюсти симметрию в расстановке блюд, натягивалась нить от одного конца до другого. По центру ставились «имиджевые блюда»: поросята, осетры, тетерева. А мелкие закуски распределялись по обе стороны. Посуда была гербовая. На скатертях не допускалась малейшая морщинка. Смотрелось все очень красиво.
— А съедобной символикой блюда украшались? Может быть, пироги и торты украшались гербом или серпом и молотом из марципана или из крема?
— Нет, символика присутствовала только на посуде. Помню случай, как на столетие Ленина в одном из столичных ресторанов испекли торт с его барельефом, за что потом «получили по шапке». Первый секретарь Московского горкома Виктор Гришин тогда возмутился: «И что, будете теперь Ильича кушать?» Так что подобные идеи не приветствовались.
«Предпочитая не рисковать, лесные грибы мы не готовили»
— Какие продукты считались «вне протокола»?
— Например, лесные грибы. Мы предпочитали не рисковать, поэтому их не готовили. Исключением могли быть шампиньоны, выращенные в искусственных условиях. Они использовались для горячей закуски. «Вне протокола» была и рыба с костями, которыми можно подавиться. Осторожничали со специями, так как не всем показано острое, перченое. В выпечке избегали маковой начинки, ведь зернышки остаются в зубах, а это не очень эстетично. Все продумывалось до мелочей.
— Многие члены Политбюро ЦК КПСС были людьми в возрасте. Для них предусматривались на приемах какие-то диетические блюда?
— Конечно. К примеру, нередко в бутылку из-под коньяка мы наливали напиток из шиповника, в который для блеска добавляли лимон. Вместо жареного мяса, кому оно не было показано, предлагали отварное. Кому-то и вовсе приносили бульон в чашке. Но ни один гость не должен был встать из-за стола голодным.
— Судя по всему, «докторской» колбасой высоких гостей не угощали?
— «Докторскую» колбасу первым лицам государств на завтрак мы подавали обязательно. Также предлагали сыры, ветчину, тосты, джем... «Докторская» колбаса нравилась всем без исключения. Сейчас, к сожалению, такой, как была, уже нет.
— А какой хлеб подавали гостям в Кремле?
— Его выпекали в спеццехах из пшеничной муки. И, конечно же, был «бородинский» черный, нарезанный небольшими треугольничками или прямоугольничками.
— Какие напитки предлагались гостям?
— Из безалкогольных — вода, соки, морсы: клюквенный, брусничный и из черной смородины. Позже появились лимонады. Из алкогольных — водочка и вино: к рыбе — белое, к мясу — красное. Коньяк подавали перед десертами, так как он является хорошим сжигателем жиров, а перед фруктами — бокал шампанского.
— Разве можно в течение ужина несколько раз менять алкогольный напиток? Считается, так можно быстрее опьянеть.
— Все дело в количестве выпитого. Если вы под закуску выпили бокал вина, потом перед десертом — 50 граммов коньяка и в конце концов сделали несколько глотков шампанского, думаю, ничего страшного в этом нет. Наоборот, ощущается разновкусие.
— Шампанское было какое-то особое?
— «Советское», преимущественно «брют». Думаю, для поставки в Кремль его все-таки выпускали в спеццехах, делали из каких-то особых сортов винограда. Коньяки пили армянские, дагестанские, молдавские. Вина — грузинские. Импортных напитков на столах не было. Ни виски, ни джина... Все только отечественное, свое. Деликатесы везли со всего Советского Союза! Из Прибалтики доставляли миноги, из Тверской области — «царский» угорь, из Армении — фрукты и коньяк, из Грузии — воду «Боржоми» и вина. Из Украины — домашнюю колбасу в бочонках. Ставишь на огонь — и закуска готова.
«Хрущев застолья любил. Он был инициатором празднования и Нового года в Кремле»
— Интересно, а кофе подавали какой? Тогда ведь эспрессо-машин не было.
— Кофе заваривали. А чтобы его вкус был более изысканным, добавляли немного растворимого. Чай тогда пили только черный, смешивали грузинские и индийские сорта. Конфет на больших банкетах не подавали. Они, обычно ассорти, были на приемах, рассчитанных на человек 20-30. Также каждому гостю предлагали вазочку с вареньем. Кстати, на таких приемах чай иногда подавали в хрустальных стаканах на хрустальных блюдцах. Когда на таком блюдце лежала «лимонная долька», смотрелось это невероятно красиво!
— Большое значение ведь играла и культурная программа?
— Концерт устраивался обязательно. Играл Кремлевский оркестр, выступали Муслим Магомаев, Иосиф Кобзон, Людмила Зыкина и другие всенародно любимые артисты. Помню, как-то я стоял у стола космонавтов и наблюдал такую картину. Подошла к ним Людмила Зыкина и выпила рюмочку водочки. Георгий Береговой ее спрашивает: «Людмила Георгиевна, а как же голос?» Она ему ответила с юмором: «Жора, голос или есть, или его нет».
— Вашим наставником был личный повар Сталина. Интересно, а как при нем проходили приемы?
— Виталий Алексеевич рассказывал, что при Сталине изобилие на столах было гораздо больше, чем при Брежневе. А остатки нетронутой еды после застолья тут же выбрасывались. Даже черная икра! Наверное, чтобы «челядь» не приучалась к деликатесам. При Леониде Ильиче, конечно, такого уже не было. После приема тоже много еды оставалось. Ею угощали сотрудников разных служб.
И еще, знаете, что любопытно: Сталин не переносил запаха готовящейся еды — видимо, потому что мать его была кухаркой. Если в помещении, где он работал, вдруг чувствовал запах жареного лука или тушеной капусты, начинался скандал. Еду ему всегда приносили в посуде с крышкой, накрытой полотенцем.
К слову, на даче в Кунцево, которая строилась по его проекту, кухня находилась от резиденции на расстоянии 200 метров. При этом Сталин сам любил готовить. Не раз жарил на улице шашлыки. Сам резал мясо, сам мариновал его и жарил. Любил угощать гостей.

— А как отмечались годовщины Великого Октября при Хрущеве?
— Хрущев застолья любил. Он был инициатором празднования и Нового года в Кремле. Несколько лет накрывали в Георгиевском зале столы, приглашалась вся элита. Но традиция не прижилась. Новый год все-таки праздник домашний. Ночью многим хочется прилечь, отдохнуть...
— Случалось, что после высоких приемов на кремлевской кухне не досчитывались приборов?
— Да, бывало. Вспоминается такой случай. Как-то в Грановитой палате проходил прием иностранных гостей. А для специй у нас тогда предназначались миниатюрные хрустальные вазочки. Перед каждым стояло две: одна — с перцем, вторая — с солью. Они были такие красивые! Под старину, сероватого цвета. И вдруг официант заметил, как два гостя высыпали соль и перец и положили эти хрустальные штучки в карман. Он побежал к коменданту Кремля: мол, что делать? А комендант отвечает: «А что сделаешь? Не обыскивать же их!» Не раз после приемов не досчитывались и мельхиоровых кофейных ложечек с изображением Зимнего дворца и «Авроры». Были любители взять «сувенир» на память.
— После развала СССР праздник Великого Октября, как говорится, канул в Лету. А как сейчас проходят приемы в Кремле?
— Столы-«корабли» остались в прошлом. Теперь накрывают круглые столы. Другой стала подача блюд. Отказались от прежних «имиджевых» поросят целиком, осетров... Теперь подают порционно: сначала рыбную холодную закуску, потом — мясную или салатик, горячее, десерт с чаем или кофе... Отказались и от огромных ваз с фруктами, которые на приемах не совсем удобно есть. В персональных двухэтажных этажерочках гостям предлагаются ягоды: клубника, смородина, ежевика, черника... Выпечка тоже сейчас приветствуется миниатюрная. Многое изменилось — и это закономерно.

http://fakty.ua/154588-kremlevskij-pova … a-kuharkoj

0

3

«Сталин был болезненно подозрительным человеком. Мог любому сказать: «Что-то у вас сегодня глаза бегают»
Александр ГАЛУХ, «ФАКТЫ»
25.02.2011
 
Ровно 55 лет назад первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев выступил на закрытом заседании XX съезда с историческим докладом, разоблачающим культ личности Иосифа Сталина
Утром 25 февраля 1956 года, в последний день работы XX съезда КПСС, первый секретарь ЦК Компартии Никита Хрущев выступил на закрытом заседании с докладом «О культе личности и его последствиях». Никита Сергеевич поведал делегатам о многочисленных фактах сталинских преступлений: фабрикации дел для выполнения «планов» по осужденным и расстрелянным, нечеловеческих пытках на допросах, о массовых репрессиях и обвинил Иосифа Виссарионовича в возвеличивании своей персоны и отступлении от марксистко-ленинских принципов. Материал для доклада Хрущева готовила специальная комиссия ЦК, куда входили старые большевики, вернувшиеся из лагерей и ссылок.
«Надо сказать, что Сталин операции планировал по глобусу. Да, товарищи, возьмет глобус и показывает на нем линию фронта»
Первый секретарь ЦК КПСС, который еще три года назад рыдал у гроба «вождя всех времен и народов», заявил на закрытом заседании и о преувеличении роли Иосифа Виссарионовича в Великой Отечественной войне, и о его неспособности руководить страной и армией с самого начала боевых действий. Никита Хрущев, в частности, возложил на Сталина ответственность за неподготовленность к войне, за окружение частей Красной Армии под Киевом в 1941 году и под Харьковом в 1942-м. «Надо сказать, что Сталин операции планировал по глобусу. Да, товарищи, возьмет глобус и показывает на нем линию фронта», — рисовал совсем уж карикатурный портрет своего предшественника Никита Сергеевич.
Впрочем, большинство замечаний Хрущева очень точно описывали параноидальный характер Иосифа Виссарионовича. «Сталин был человек очень мнительный, с болезненной подозрительностью, в чем мы убедились, работая вместе с ним, — рассказывал однопартийцам Хрущев.  — Он мог посмотреть на человека и сказать: «Что-то у вас сегодня глаза бегают»… Везде и всюду он видел «врагов», «двурушников», «шпионов»… Кроме того, по словам Никиты Сергеевича, «Сталин страну и сельское хозяйство изучал только по кинофильмам», в которых колхозная жизнь изображалась так, что «столы трещали от обилия индеек и гусей». «Видимо, Сталин думал, что в действительности так оно и есть… Он отгородился от народа, никуда не выезжал. Последняя его поездка на село была в январе 1928 года, когда он ездил в Сибирь по вопросам хлебозаготовок. Откуда же он мог знать о положении в деревне?» — отмечал в докладе Хрущев.
Никита Сергеевич попытался также ответить на вопрос, почему партийное руководство мирилось со сталинским произволом. «Сталин проявлял полную нетерпимость к коллективности… Он действовал не путем убеждения, разъяснения, кропотливой работы с людьми, а путем навязывания своих установок, путем требования безоговорочного подчинения его мнению. Тот, кто сопротивлялся этому или старался доказывать свою точку зрения, свою правоту, был обречен на исключение из руководящего коллектива с последующим моральным и физическим уничтожением».
Как вспоминал очевидец этого исторического события Александр Яковлев, будущий идеолог перестройки, а в 1956 году инструктор ЦК КПСС, в зале стояла глубокая тишина. «Не слышно было ни скрипа кресел, ни кашля, ни шепота, — писал в мемуарах ныне покойный Александр Николаевич.  — Никто не смотрел друг на друга — то ли от неожиданности случившегося, то ли от смятения и страха, который, казалось, уже навечно поселился в советском человеке… Шок был невообразимо глубоким. Особенно от того, что на этот раз официально сообщили о преступлениях «самого» Сталина — «гениального вождя всех времен и народов»… Лично я был раздавлен, не знал, кому верить. Или Сталину, с именем которого поколение за поколением связывали свою жизнь и надежды. Или новому «вождю», который так страстно и убежденно говорил о преступлениях своего учителя. Где-то в душе шевелилось ощущение, что Хрущев говорит правду, но я боялся и отталкивал ее». Александр Николаевич утверждал, что большинство чиновников аппарата ЦК отнеслись к докладу Хрущева отрицательно, но в открытую не осуждали: «Шушукались по углам, мол, не разобрался Никита, такой удар партия может не пережить».
Как бы там ни было, но сегодня за ХХ съезд Хрущеву прощают все: и его личное активное участие в сталинских репрессиях, и хамские выходки по отношению к интеллигенции, и провалы в экономике, и грубые ошибки на внешнеполитическом поприще. «У Никиты Хрущева руки по локоть в крови, но среди всех большевистских вождей он был самым честным, по-своему искренним человеком, верным идеям. И я лично благодарен ему за его поступок, — сказал «ФАКТАМ» украинский писатель-диссидент, правозащитник Евгений Сверстюк.  — Концлагеря при нем опустели, сотни тысяч заключенных и ссыльных вернулись домой».

0


Вы здесь » СЫРОЕДЕНИЕ » Cыроедение Палеолита/СЫРОМЯСОЕДЕНИЕ » Иосиф Сталин любил сырую рыбу - строганину.